Now Reading
Как Газпром мягко завоевал Европу

Как Газпром мягко завоевал Европу

За последние годы мы видели столько публикаций, касающихся магистрального газопровода «Северный поток-2», что даже перестали задумываться, кому мы обязаны появлением этого проекта. Ведь было время, когда никакие суда-трубоукладчики Балтийское море не бороздили, российский газ тихо и мирно шел в Европу через газотранспортную систему Украины, и все всем были довольны.

Кстати, стоит отметить, что невероятная мощность ГТС Украины – железное доказательство влияния мира политики на энергетику. Посмотрите внимательно на политическую карту Европы – несложно заметить, что кратчайший маршрут для газовых магистралей из СССР в Западную Европу пролегал отнюдь не через Украинскую ССР, а через территорию Белорусской ССР, которая в те давние времена граничила с Польской Народной Республикой, за западной границей которая расположена Германия. Однако газовые транзитные мощности ГТС Украинской ССР достигали 145 млрд кубометров в год, а транзит через Белорусскую ССР отсутствовал от слова «вообще». Советскую власть мы если не любим, то уважаем, но это классическое расхищение социалистической собственности – наглядное доказательство того, что и она была отнюдь не всемогущей. Первыми партнерами СССР по газовому бизнесу в Европе были компании Италии, Австрии и ФРГ, и вот две последние согласились подписывать контракты только при одном условии – если газовые трубы не будут проходить по территории Германской Демократической Республики. И советские трубы, вместо того, чтобы идти в Европу по прямой, стали причудливо извиваться по географической карте. Кто же знал тогда, какая судьба ждет СССР и во что сумеет превратить себя братская Украинская ССР… Впрочем, отвлекся, вернемся к экскурсу в историю возникновения проекта «Северный поток» – без номера, первый хронологически.

Очень краткая история «Северного потока – 1»

В начале 80-х годов, когда цены на нефть и природный газ еще не опустились вниз после шока всемирного нефтяного кризиса, в Северной Европе появились те, кого перестала устраивать жесткая монополия на поставки советского газа, которую установили австрийский концерн OMV и западногерманский RuhrGas. Инициаторами идеи о том, что требуется альтернатива, стали шведская компания Swedegas и финская Neste. Думали они, конечно, о Швеции и Финляндии, куда в то время газ шел только из Северного моря, где его добывала норвежская Statoil – маловато было того газа, да и, опять же – монополия, хоть она и была норвежской, а не советской, шведов и финнов не радовала.

Но благие пожелания сначала уткнулись в скалистые грунты Скандинавии, потом к власти в Швеции пришло «зеленое» антигазовое лобби и Swedgas из проекта вышла, а еще чуть позже с политической карты исчез Советский Союз, а в России настали девяностые годы. Нет, я не о том, что финны переживали о наших проблемах, просто в том бардаке, который устроила группировка Ельцина и Чубайса, выйти на надежный контакт с Газпромом было далеко не просто.

Тем не менее, в 1997 году было создано совместное предприятие NorthTransGas OY (NTS), в котором Газпрому принадлежал контрольный пакет акций. Слово «норд» тут присутствует, но с явным финским акцентом. А в следующем, 1998 году, произошло событие, которое и сделало возможным разработку и строительство «Северного потока» – в проект пришла Дания.

В российско-датском Совете экономического сотрудничества была сформирована новая рабочая группа – по энергетике, экологии и энергосбережению, участником которой с датской стороны стало DEA, Датское энергетическое агентство (далее – ДЭА). ДЭА и помогло NTS найти исполнителя заказа разработки «Предложения по строительству газопровода для прямых поставок российского газа в Западную Европу». Исполнителем стала датская инженерно-консалтинговая компания Ramboll. Работа, которую проделали датские инженеры и экологи, назвать можно только фантастической. Были рассмотрены все возможные экологические ограничения, проведен анализ всех международных и национальных законов стран Балтийского моря, учтены затонувшие корабли и затопленные боеприпасы, участки загрязненных донных отложений и зоны коммерческого рыболовства, расположение сети районов Natura 2000, риски движения судов на время строительства МГП, проведены геофизические, геотехнические и археологические исследования, учтены места пролегания морских кабелей – только список, и тот уже удивляет.

К 2006 году Газпром определился с новым составом акционеров проекта: из него ушли финны, новыми партнерами стали немецкие Uniper и Wintershall, СП получило новое название – Nord Stream AG, местом его регистрации стала Швейцария. Только после этого Газпром «взял в руки» результат работы Ramboll, после чего договорился с ней же о новой работе, поручив провести согласование маршрута будущего МГП с правительствами всех стран Балтийского моря.

Отношения России с прибалтийскими странами-страничками и тогда конструктивностью не отличались, но Ramboll это ни разу не смутило, да и Газпром смог предоставить дополнительный аргумент. 2006 год – «Северного потока» и в помине нет, еще не сделан окончательный выбор между морским и сухопутным маршрутом, еще ведутся переговоры с новыми потенциальными акционерами. Но 2006 год – дата подписания первого контракта Газпрома на поставку газа именно по Северному потоку!

Это все то же ДЭА обеспечило успех переговоров с датской государственной компанией DONG Energy – предусматривались поставки в объеме 1 млрд кубометров газа в год, начиная с 2011 и с возможностью наращивания объема до 3 млрд кубометров при согласии сторон. Датский покупатель был первым для СП-1, датская компания фактически разработала маршрут и провела согласования строительства с 10 странами, для каждой из них переведя все документы на национальные языки и проведя серии общественных обсуждений, первой страной, которая подписала все необходимые разрешения тоже стала Дания, сделав это быстрее, чем все согласования были пройдены даже в России. Если коротко: не было бы у Газпрома такого конструктивного сотрудничества с ДЭА – не было бы и Северного потока.

Атака против «Северного потока – 2» со стороны датских политиков

В апреле 2017 года Газпром подписал инвестиционные соглашения уже для проекта «Северный поток – 2» (на всякий случай – еще раз список европейских энергетических компаний: немецкие Uniper и Wintershal, французская Engie, австрийский OMV и англо-голландский) Royal Dutch Shell. Тогда же был подписан договор об экологическом сопровождении проекта – разумеется, с Ramboll, и в том же месяце апреле Газпром подал первую заявку на согласование маршрута – само собой, в ДЭА.

Ramboll не просто не подвела – разработанная этой компанией «Оценка воздействия на окружающую среду проекта СП-2» была признана лучшей в Европе в своей категории в 2015 году. Общественное обсуждение ОВОС в странах Балтийского моря снова прошло с блеском – несмотря на «посткрымскую истерику», возражений не было ни у кого, в том числе ни у Прибалтики, ни у Польши. Да, чтобы не было иллюзий – Ramboll свою работу делало за деньги и для собственного «портфолио», никакой неземной любви к России там и в помине нет. Экологический консультант для Baltic Pipe – это тоже Ramboll, заказов у нее теперь предостаточно.

А вот дальше… Дальше в атаку ринулись господа датские политики, принявшие решение активно подключиться к антироссийской компании – это было модно и современно. Первый вариант маршрута СП-2 попросту повторял маршрут СП-1 – логичное решение, облегчавшее работу Ramboll. Датские политики отлично понимали, что ДЭА выдаст разрешение строго в срок, отведенный на его рассмотрение, но они успели втиснуться в это «окошко». Вблизи острова Борнхольм маршрут СП-1 и заявленный маршрут СП-2 проходили в территориальных водах Дании, и правительство этой страны легким движением рук при голосовании изъяло у ДЭА право согласования маршрутов любых газопроводов – да, именно в территориальных водах, оставив это право только для исключительной экономической зоны (ИЭЗ).

Разрешение на работу в территориальных водах Газпрому теперь предстояло у МИДа Дании – шалость удалась. ДЭА и Газпром удивились финту политиков так что ох…, как сильно удивились, но в долгу решили не оставаться. Классика жанра: если политики наносят бумажный удар по планам энергетиков, ответ последует в обязательном порядке, причем в ответ бить будут не бумажкой, а чем-нибудь куда как более крепким и тяжелым.

Европейские энергетики левую щеку подставлять не стали

Поставки газа по СП-1 (транзитом через Германию) обеспечивали всего 10% спроса в Дании, а остальные почти 90% необходимого объема добывались на шельфовом месторождении Tyra, разработка которого началась в 1984 году. Вел разработку консорциум компаний под названием DUC, Dansk Undergrund Consortium, акционерами которого были Maersk Oil (оператор проекта), Shell, Chevron и государственный фонд Дании Nordsofonden.

В 2016 году участники консорциума договорились о приостановке добычи на Tyra – смещались выработанные слои, опускалось дно, нужно было ставить новые опорные конструкции и так далее, иначе пришлось бы снижать объемы добычи. Проект «большого ремонта» Maersk Oil в том же 2016, как и положено, подала на согласование в ДЭА.

А вот за хронологией дальнейших событий проследим тщательно – будет повод задуматься. Август 2017 года – французская Total подает заявку на покупку компании Maersk Oil, сумма сделки составляет 7,5 млрд долларов США. Сентябрь 2017 года – датское правительство меняет законодательство, передавая прерогативу на согласование маршрута СП-2 в территориальных водах Дании от ДЭА к министерству иностранных дел. Октябрь 2017 года – ДЭА заявляет, что не имеет ничего против сделки Total и Maersk Oil, окончательно сделка была завершена в 2018 году. 1 декабря 2017 года уже Total официально передал проект реконструкции на рассмотрение в DEA, и консорциум DUC получил одобрение этого государственного органа. В начале 2018 года надо было бы уже проводить международные тендеры на производство необходимого для реконструкции оборудования, но этого не происходит – консорциум проходит этап поглощения французским Total датской Maersk Oil. Летом 2018 года финансовые вопросы по поглощению решены полностью – пора бы проводить тендер, но возникли новые обстоятельства: в сентябре Total сделала Chevron’у предложение, от которого американская компания не смогла отказаться – продать французам свою долю в DUC. В итоге состав акционеров теперь выглядит следующим образом: Total – 43,2%, Shell – 36%, фонд Nordsfonden по-прежнему контролирует свои 20%. То же самое, но другими словами: квалифицированное большинство акций компании оператора главного датского месторождения Tyra находится у двух компаний, одна из которых – партнер компании НОВАТЭК по СПГ-проектам на Ямале, вторая – участник финансирования строительства СП-2.

Оператором проекта Tyra становится крупнейший акционер DUC — компания Total. Октябрь 2018 – прошел тендер по производству оборудования для проекта реконструкции Tyra, победителем стала индонезийская компания. Но оборудование сложное, длительного цикла производства, потому начало работ по реконструкции, как сейчас принято говорить, «сдвигается вправо». Июль 2019 года – Nord Stream 2 AG отзывает заявку на маршрут СП-2 в территориальных водах Дании, подает заявку сразу на два новых маршрута, но уже в исключительной экономической зоне этого государства. Читать – как «Отказывается от ведения переговоров с МИДом Дании и «перекидывает мяч» ДЭА. 18 сентября 2019 года – в интервью Датскому радио представитель оператора проекта Tyra, господин М. Педерсен заявляет, что морские платформы месторождения в авральном режиме выводятся из эксплуатации, поскольку работать в условиях, когда дно просело уже на шесть метров, просто небезопасно, результатом может стать настоящая экологическая катастрофа. 18 сентября, если кто-то еще не понял – преддверие отопительного сезона, а Дания находится далеко не в тропиках. Весной или летом об этом сообщать было как-то не с руки, а вот месячишко спустя после указанных действий Nord Stream 2 AG – самое то. Но объяснение, конечно, лежит на поверхности – ведь летом многие сотрудники в отпусках, да и дно летом-то просело только на 5,75 метра, цифра какая-то не круглая… Да, а время, которое требуется на реконструкцию Tyra, не изменилось – полтора года, в 2022 году должны закончить.

Цуцванг – позиция, при которой любой ход ведет к прогирышу

Какие выводы из заявления господина Педерсена вынуждены были сделать датские политики с учетом того, что отопительный сезон в Европе начинается 15 октября? Глава энергетической компании отвел на размышления меньше месяца. Оставлять своих избирателей без газа на два отопительных сезона правительству Дании не хотелось – эдак, чего доброго, электорат мог вспомнить, что в предках у них были викинги – парни весьма буйного нрава. Значит, нужно было резко увеличивать объемы импорта газа. Каким образом? По газопроводу, который идет из норвежского сектора Северного моря в Швецию и через ее территорию приходит в Данию?

Геологическое управление Норвегии еще в 2017 году официально сообщило, что из-за работ по реконструкции морских месторождений объем добычи природного газа в 2018 году будет снижен на 2%, в 2019 году на 8%, восстановление объемов начнется в 2020 году. Кто остался? Германия, без вариантов. Германия напрямую связана с газотранспортной системой Голландии, вот только та уже не имела возможности наращивать объемы добычи на Гронингене – об этом наш портал уже рассказывал. Но имелась и значительно более оптимистичная статистика. В 2011 году Газпром поставил компании DONG Energy 100 млн кубометров газа, в 2012 – 333 млн кубометров, в 2014 – 400 млн кубометров.

События 2014 года и реакцию ЕС на воссоединение Крыма с Россией общеизвестны, а вот датский партнер Газпрома повел себя несколько иначе – в 2018 году DONG Energy заказала и получила уже 1,7 млрд кубометров, также подписала новый договор с Газпромом на 2 млрд кубометров газа в год. DONG Energy, которая совместно с Газпромом и ВР владеет подземным хранилищем газа «Этцель» активным объемом 1 млрд кубометров на территории Германии, куда российский газ поступает по магистрали NEL, сухопутному продолжению СП-1 оказалась единственной датской компанией, которая была способна помочь правительственной коалиции страны усидеть в креслах. Для этого все, что и требовалось-то DONG Energy – подписать новый контракт с немецкой Wintershall. Именно Wintershall на паритетной основе с Газпромом владеет ПХГ «Реден» и МГП NEL: российский газ, поступая в Германию по СП-1, по NEL транспортируется в ПХГ «Реден», а оттуда – в ПХГ «Этцель».

Вот только для того, чтобы Wintershal помочь Дании, нужно было помочь немецкой компании и ее российскому партнеру решить возникшее возле Бронхольма небольшое недоразумения с согласованием маршрута СП-2 – услуга, знаете ли, за услугу. Итоги рассуждений датского политикумса уже известны. 4 октября 2019 года «Известия» со ссылкой на собственные осведомленные, но не названные источники сообщили, что «У Дании не осталось политических вопросов к прокладке в ее исключительной экономической зоне газопровода «Северный поток-2». Теперь процесс урегулирования имеет чисто административный характер».

Ну, а 31 октября подоспела и официальная новость: ДЭА одобрило один из двух предложенных Nord Stream 2 AG маршрутов строительства МГП «Северный поток-2» в пределах ИЭЗ Дании. То, что ДЭА одобрила именно более короткий маршрут, удивления, надеюсь не вызывает. Напомню и лаконичный комментарий, который дал по этому поводу Владимир Путин: «Мы приветствуем такое решение. Дания проявила себя как ответственный участник международного общения». Могу себе позволить комментарий и я: объединенная группировка европейских энергетических компаний поставила датских политиков, заигравшихся в свои непонятные политиканские игры, не просто на место, а носом в угол.

Ремонт месторождения Tyra продолжается

Однако эта, на мой взгляд, блестящая комбинация не закончилась в 2019 году фактом выдачи последнего разрешения на строительство СП-2. Фактически ремонт добычного оборудования на месторождении Tyra начался в первых числах 2020 года, его плановая продолжительность – 2,5 года. К сожалению, точной информации о том, что происходит на Tyra в настоящее время, найти практически невозможно, но нет причин сомневаться в том, что в ковидный 2020-й год ремонтные работы могли внезапно пойти с опережением календарного графика. Соответственно, не произошло и никаких кардинальных изменений в газовом снабжении Дании – импорт по-прежнему осуществляет DONG Energy, и это по-прежнему российский газ, поступающий транзитом по СП-1, по МГП NEL по территории Германии и далее по территории Голландии, бесперебойное поступление газа все так же обеспечивают ПХГ «Реден» и «Этцель», контрольный пакет в компаниях-операторах NEL и «Реден» все так же принадлежит Wintershal Dea. То, что хранилища газа на территории Европы вот уже несколько месяцев сильно отстают от привычного режима заполнения, достаточно хорошо известно. Что это означает для Дании и ее DONG Energy, вполне очевидно: если к началу отопительного сезона немецкие энергетические компании придут к выводу, что у них возникли серьезные проблемы с обеспечением себя резервами газа, то экспорт в Голландию и в Данию им придется просто остановить. И единственный способ избежать этой проблемы, а также не допустить критически высоких цен на газ на европейском рынке – добиться того, чтобы российский газ пошел в Европу по «Северному потоку-2». Это мы уже разбирали: Газпром выполняет все контрактные обязательства, но это не помогает европейским компаниям с подготовкой к отопительному сезону – они просто не успевают закачать необходимые объемы в свои ПХГ. Доказательство этому известно – цены газа на европейских хабах в начале июня-2021 превышают цены аномально холодного для Европы января-2021.

Европейские энергетики сосредотачиваются

Упрекнуть Газпром не в чем: есть контракт, есть его исполнение, есть даже дополнительные объемы поставок через ГТС Украины – российский концерн уже несколько раз выкупал выставляемые на аукцион дополнительные транзитные мощности в объеме 15 млн кубометров в сутки. Газпром выдерживает театральную паузу с совершенно определенной целью: да, руководство Германии стойко выдерживает давление Штатов, пытающихся остановить строительство и ввод в эксплуатацию СП-2, но союзники Германии в такой сложный момент точно не помешают.

И именно это и происходит – к действиям Германии, отстаивающей фактически энергетическую самостоятельность ЕС, присоединяются все новые политические и экономические группы.  На ПМЭФ-2021 в поддержку позиции Ангелы Меркель и ее правительства четко высказался канцлер Австрии Себастьян Курц, Венгрия раз за разом срывает попытки Польши оформить протест против СП-2 через «Вышеградскую четверку», Чехия «упрятала» свое прямое участие в проекте СП-2 (напомню, что сухопутное продолжение СП-2 по территории Чехии, МГП Capacity4Gas, введен в эксплуатацию в феврале 2021 года) в дипломатический скандал с Россией, причем упрятала настолько надежно, что даже подавляющее большинство российских экспертов не заметило работу чешской газовой компании Net4Gas. 31 мая Апелляционный совет по охране окружающей среды и продовольствию отозвал у датской государственной компании Energinet разрешение на строительство МГП Baltic Pipe. Да, причины – экологические, звучит вполне привычно. Но против строительства СП-2 протестовали экологические общественные организации разных стран, а в случае Дании мы имеем решение государственного органа – с этим спорить куда как сложнее.

Конечно, тут еще и особенности датского законодательства: Апелляционные советы в этой стране выполняют функции арбитражных судов, которых в Дании просто нет. Energinet имела полное право подать апелляцию в обычный судебный орган, но она даже не попыталась это сделать: в ответе на вопрос, заданный порталом EurasiDaily представитель компании заявил, что она будет устранять все указанные недочеты и надеется, что за 6-8 месяцев с этим справится. Отзыв разрешения состоялся 31 мая, а в начале июня пришла новая новость от Газпрома – он известил польскую компанию EuRoPolGas, что на четвертый квартал 2021 бронирует не стандартные 8 млрд кубометров транзитной мощности МГП «Ямал-Европа», а только 1 млрд кубометров. В восемь раз меньше. В тот самый квартал, когда в Европе, и в Польше в том числе, начинается отопительный сезон.

Польша – трудновоспитуемый подросток ЕС

Почему все происходящее синхронизировано и, если отбросить политкорректность, направлено жестко против Польши? Да по одной причине – именно Польша в составе ЕС была и пока еще остается самым рьяным противником СП-2. То, что из Киева идет бесконечный поток истерики, реально мало кого интересует – в Европе отлично понимают, что в ставке Зеленского все малохольные, поэтому им выписана вольная трезубцами из сала размахивать и вопить все, что только в голову взбредет.

А вот Польша – это депутаты Европарламента, это представители в Еврокомиссии и в десятке других структур ЕС. Газпром наглядно показывает, что такое в реальности польская перемога 2020 года – тогда все польские политики и СМИ в трубы трубили и в дуды дудели, как лихо они отказались подписывать с Газпромом новый долгосрочный контракт на транзит по «Ямал –Европе». «Мы сказали громкое «Нет!» архаичным долгосрочным контрактам и заставили Газпром участвовать в аукционах на бронирование мощности!» Заставили? Молодцы. Вот и не явится «Газпром Экспорт» на октябрьский квартальный аукцион, наслаждайтесь правилами Третьего энергопакета. «Минус» 7 млрд кубометров по году, причем «минус» приходится на начало отопительного сезона – то самое время, когда цены на газ в Европе начинают неуклонное движение вверх.

Но даже то, что сделал Газпром на фоне того, что произошло в Дании – пощечина на фоне удара лопатой по голове. В Дании – решение по факту судебного органа в отношении датской же компании. Это означает, что у Польши нет никакой возможности вмешаться и хоть на что-то повлиять – судебные органы, как известно, ни парламенту, ни правительству не подчиняются, это независимая ветвь системы государственного управления. Следовательно, никакие польские дипломатические ноты, никакие переговоры с датским правительством делу не помогут – Польша просто зритель, пристрастный болельщик на трибуне. Может кричать, свистеть, плакатами и флагами размахивать, прыгать, орать и даже на ушах стоять, но на происходящее на арене это не влияет. Это значит, что календарный срок строительства Baltic Pipe уже сорван, и через год Польше придется либо идти на прямые переговоры с Газпромом, либо уговаривать немецкие компании перепродать ей все тот же российский газ.

Но с кем общаться в Германии? Владелец немецкого участка МГП «Ямал – Европа» – компания Wintershall Dea, акционер СП-1, участник финансирования СП-2, совладелец МГП OPAL и NEL – сухопутных продолжений СП-1, совладелец МГП EUGAL – сухопутного продолжения СП-2. Многократные требования Польши ограничить объемы прокачки газа по OPAL – требования, направленные против экономических интересов акционеров Wintershal. Протесты Польши против строительства СП-2 – протесты, направленные против экономических интересов Wintershal. У нас на глазах крупные европейские газовые компании превратились в педагогов, проводящих разъяснительную работу среди трудновоспитуемого подростка по имени Польша. Воспитание происходит после зимы 2021 года, когда в Польше потрескивали по ночам 30-градусные морозы – это тоже добавляет убедительности подзатыльникам рассерженных учителей, равно как и растущие по указам Еврокомиссии тарифы штрафов за выбросы углекислого газа (80% электроэнергии в Польше вырабатывают угольные электростанции). Происходило все это в преддверии Встречи Путина и Байдена. Присмотритесь к публикациям СМИ тех дней – есть среди них новые призывы Польши остановить СП-2? Из Киева протесты идут, а вот из Варшавы – только озабоченность в связи с остановкой Baltic Pipe. Тот самый момент, когда чем дальше в лес – тем своя рубашка ближе к телу. В Варшаве – дядьки, в Дании – мышки. Непростые такие мышки, экологически чрезвычайно уязвимые. Мышки, с аппетитом грызущие польский гонор и польские сотни миллионов евро.

Знаете, за кого вот лично мне больше всех обидно? За литовских газовиков. Получив субсидии от Еврокомиссии, набрав банковских кредитов, они весь 2020 и 2021 год упорно прокладывали свою часть МГП GIPL – нового газопровода, который должен соединить газотранспортные системы Литвы и Польши. В разгар пандемии COVID-19, в трескучие морозы минувшей зимы мужики с медицинскими масками на обветренных лицах рвали грунт, варили трубы, насиловали экскаваторы, гробили здоровье – чтобы вписаться в жесткий календарный график. Уложились, вписались – и теперь будут консервировать трубопровод, чтобы те самые 6-8 месяцев вместе со всей планетой следить за непростой судьбой непростых датских мышек. В чужом пиру похмелье образца 2021 года, однако. Давайте их к себе заберем – нам вон на БАМе вторую колею прокладывать надо, а они работящие, да и к морозам уже попривыкли. А за датскими мушловками и из Тынды наблюдать можно.

Борис Марцинкевич