Now Reading
Чехия начала войну с польским углём и загнала Варшаву в энергетическую зависимость от России

Чехия начала войну с польским углём и загнала Варшаву в энергетическую зависимость от России

Последнее время Чехия прочно стала на путь конфронтации с Россией. За что и угодила в список недружественных ей стран. Но как гласит наша народная мудрость: «с паршивой овцы – хоть шерсти клок» — и в случае с Прагой она как нельзя кстати.

Дело в том, что Прага развернула настоящую войну против польской угольной отрасли. Воспользовавшись провозглашённым в ЕС «зелёным» трендом, она требует от Варшавы закрыть угольную шахту «Туров» в приграничном польском городе Богатыня, в 15 километрах от крупного чешского города Либерец.

В феврале этого года Чехия подала в суд Европейского союза иск против Польши, считая, что шахта «Туров» загрязняет воздух и подземные воды на чешской территории.

Спустя три месяца суд удовлетворил требования Чехии и потребовал от Польши немедленно остановить добычу угля на шахте «Туров».

Суд посчитал, что Варшава продлила разрешение на добычу угля на шахте «Туров» в нарушение законодательства Евросоюза. В частности, концессию на разработку открытой шахты продлили до 2026 года, выдав разрешение без оценки воздействия на окружающую среду.

Для поляков такое решение, «что нож в сердце» их энергетической независимости. Шахта — крупнейший работодатель региона и снабжает углём соседнюю электростанцию.

Варшава ссылалась на остающихся без средств к существованию работников шахты, равно как и на страдающую от такого решения энергетическую безопасность страны, считала, что это решение вызовет рост безработицы и развал экономики региона.

Но суд доводы польской стороны не принял. По мнению европейской бюрократии, никаких угроз от этого решения нет, экология должна быть на первом плане, а потерю рабочих мест можно решить выплатой компенсаций.

Убедившись, что суд никакие доводы не принимает, Польша решила не останавливать работу шахты. Но и Чехия также решила в этом вопросе идти до победного конца, требуя штрафовать Варшаву за каждый день работы шахты на €5 млн.

Варшаве отступать некуда. «Туров» — одна из крупнейших польских шахт по добыче бурого угля (кстати, самого «грязного» с точки зрения экологии), она обеспечивает порядка 8% всей электроэнергии страны и считается крупнейшим работодателем в регионе. С её закрытием работы лишатся десятки тысяч поляков, а без электричества останутся 3 млн. польских домов.

С одной стороны, Польша как член ЕС должна придерживаться «Зелёного пакта» — стратегии, утверждённой Брюсселем в 2019 году, которая предполагает полную углеродную нейтральность к 2050-му году.

Варшава в принципе готова отказаться от угля, но начинать это делать прямо сейчас она не готова. К 2030 году доля угля в энергобалансе Польши должна снизиться до 37–56% и до 11–28% в 2040 году. Полностью вывести все свои угольные шахты из эксплуатации Польша намерена лишь к 2049 году.

Вот только удастся ли Польше воплотить в реальность данный амбициозный энергетический план — большой вопрос. На данный момент Варшава явно не вписывается в европейский «зелёный тренд».

По данным польской госкомпании PGNiG, сейчас уголь покрывает три четверти энергобаланса Польши. Половину всего электричества Польша получает от каменного чёрного угля, ещё около 20% от более «грязного» бурого. На возобновляемые источники энергии приходится лишь 25% всей отрасли.

Использование угля — краеугольный камень польской энергетики. Усугубляет ситуацию стагнация добычи угля в стране и планы Евросоюза достичь углеродной нейтральности к 2050 году.

Польше уже давно не хватает собственного угля. В 2019 году Польша импортировала порядка 19 млн. тонн угля, из них почти 70% поставок пришлось на долю России.

Для Польши российский уголь почти на 20% дешевле, чем при поставках из других стран. В первом полугодии ковидного 2020-го года Польша сократила импорт угля на треть, но, несмотря на это, Россия сохранила свои позиции основного импортёра.

Потребность Варшавы в качественном энергетическом угле постоянно растёт, а собственная добыча в последние годы неуклонно уменьшается по мере закрытия нерентабельных шахт.

В прошлом году добыча угля в Польше вообще рухнула. Шахты постоянно простаивали из-за вспышек коронавируса, который массово распространялся в среде польских шахтёров. Поэтому закрытие одной из крупнейших в стране шахт в такой ситуации приведёт к усилению угольной зависимости от импорта.

Варшаве не с руки увеличивать свою энергетическую зависимость от России, ведь на протяжении последних двух десятков лет Варшава была в авангарде антироссийских действий Евросоюза и НАТО. Особенно она усердствовала против строительства газопровода «Северный поток — 2».

Поэтому либо Варшава пойдёт на поклон Москве, либо ей придётся увеличивать импорт угля из других стран. Стоимость угля из США, ЮАР или иного государства в любом случае будет выше, чем российского, а значит, Варшаве придётся повышать тарифы на электроэнергию для населения, что правящей партии «Право и справедливость» абсолютно не выгодно.

А тут ещё и Дания со своими мышами остановила, как минимум на 7-8 месяцев, строительство газопровода «Baltic Pipe». Так что энергетическая безопасность Польши теперь зависит от продолжения поставок российских газа и уголька, и никуда от этого польским русофобам не деться.