Now Reading
США превращают Казахстан в полигон для биологических исследований

США превращают Казахстан в полигон для биологических исследований

Выступая в ООН, президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев призвал создать международное агентство по биологической безопасности. Вопрос злободневный, ведь российская спецоперация на Украине обнажила нелицеприятные факты о деятельности американских биолабораторий. Теперь Пентагон хочет перенести незавершенные на Украине программы биологических исследований в другие страны постсоветского пространства и Восточной Европы. В первую очередь американцы заинтересованы в наращивании сотрудничества с государствами Центральной Азии, на территории которых у них уже есть несколько лабораторий. Чем занимаются эти объекты, насколько они опасны, и каковы перспективы открытия новых, читайте в статье эксперта Института актуальных международных проблем Дипломатической академии МИД России Евгения Коренева.

Тайное, ставшее явным

Одним из важных промежуточных итогов специальной военной операции РФ на Украине является подтверждение фактов проведения военно-биологических исследований США на украинской территории. В последние годы российское руководство неоднократно заявляло о развертывании на постсоветском пространстве сети американских биолабораторий, занимающихся неизвестной исследовательской деятельностью, потенциально связанной с разработкой биологического оружия. Вашингтон всякий раз говорил о голословности подобных обвинений со стороны Москвы.

Однако на начальном этапе проведения специальной военной операции были получены неопровержимые доказательства работы подобных объектов на территории ряда украинских регионов, от Харькова до Львова, при широкомасштабной финансовой, научно-технической и кадровой поддержке США. На недавнем совещании государств – участников Конвенции о запрещении биологического и токсинного оружия (КБТО), проходившем в сентябре 2022 г. в Женеве, американская делегация была вынуждена признать проведение на Украине биологических исследований на малообеспеченных гражданах и пациентах психиатрических больниц.

Американцы еще в феврале-марте 2022 г. хотели уничтожить следы своей военно-биологической программы на Украине, но не успели это сделать из-за стремительного наступления российских войск на отдельных направлениях. В итоге им пришлось в спешном порядке корректировать программу собственных исследований и делать упор на использование подобных объектов на территории других бывших республик СССР. В частности, государств Центральной Азии, где американцы уже успели создать необходимую инфраструктуру, также как на Южном Кавказе и на Украине.

В Сети появилось страшное пророчество Распутина о Третьей мировой войне: Когда закончится война: в 2022 или 2023 году?

Ставка на Казахстан

Особо выделяется среди других центральноазиатских государств Казахстан. Членство в ОДКБ не мешало казахстанскому руководству на протяжении ряда лет наращивать сотрудничество с США в сфере безопасности, а также создавать совместные программы в области биологических исследований.

В настоящее время в Алма-Ате при Национальном научном центре особо опасных инфекций имени Масгута Айкимбаева работает построенная на средства Пентагона Центральная референтная лаборатория (ЦРЛ). Она имеет третий уровень биологической опасности, поскольку на территории данного объекта находится хранилище особо опасных инфекционных патогенов, изучением которых занимаются сотрудники специализированных лабораторий чумы, холеры, зоонозных бактериальных и природно-очаговых вирусных инфекций.

По официальным данным казахстанской стороны, американские военные эксперты и гражданские специалисты (биологи и вирусологи) не работают в ЦРЛ, а сама она с 1 января 2020 г. полностью финансируется из бюджета Казахстана и принадлежит исключительно ему. При этом факт того, что объект был построен и оснащен американцами, никто не опровергает. По приблизительным подсчетам, это могло обойтись им примерно в $130 млн. Однако не стоит думать, что американцы полностью отказались от финансирования данного объекта, просто они осуществляют его не напрямую, а через систему международных грантов. Получается, когда казахстанские ученые работают над отдельными проектами, они, в том числе, могут проводить исследования в американских интересах по определенной программе.

Судя по всему, ни Казахстан, ни США, которые спонсируют подобные исследования, останавливаться на достигнутом не собираются. 5 ноября 2021 г. Министерство индустрии и инфраструктурного развития республики запустило процесс публичного обсуждения проекта постановления по строительству в поселке Гвардейский в Жамбылской области лаборатории BSL-4 и подземного хранилища для коллекции опасных и особо опасных штаммов, которые планируется построить к 2026 г.

Указанный код BSL-4 (Biosafety Level 4) говорит о том, что объект будет иметь четвертый уровень биологической безопасности и несет в себе высокий для человека и общества риск изучаемых вирусов, с большинством из которых просто невозможно справиться. К такому же наивысшему уровню биобезопасности BSL-4 относится и широко известный на весь мир Уханьский институт вирусологии в Китае, который некоторые западные эксперты подозревают в создании COVID-19.

Британский генерал потерялся во время учений

Протесты и заверения

Естественно, местное население недовольно. Летом 2022 г. в соседнем Кыргызстане прошли митинги против строительства биолаборатории в Казахстане, поскольку она будет расположена недалеко от границы двух государств, примерно в 100 км от Бишкека. Кыргызстанские эксперты совместно с Международной ассоциацией по контролю биологических исследований даже направили тогда письмо президенту Казахстана Касым-Жомарту Токаеву с просьбой остановить строительство биолаборатории в приграничном регионе.

Казахстанское руководство постоянно заявляет о том, что биолаборатории в стране не подотчетны другим государствам, финансируются из казахстанского бюджета, а их деятельность абсолютно прозрачна, поскольку международные эксперты всегда могут приехать сюда с проверкой. В 2020 г. президент Касым-Жомарт Токаев в интервью «Комсомольской правде» отметил, что Казахстан готов к максимально открытому сотрудничеству с экспертами в сфере биологической безопасности из России: «Американцы покинули референс-лабораторию, там трудятся только казахстанские специалисты за счет нашего бюджета. Мы готовы к максимально прозрачному сотрудничеству с российскими специалистами».

Однако в реальности, к сожалению, все не так, и экспертов из России здесь не ждут.

Перспективы военно-биологических программ США в Центральной Азии

Очевидно, что не только Казахстан может стать полигоном для проведения военно-биологических исследований США в Центрально-Азиатском регионе. Американцы будут стараться развивать подобные проекты в Узбекистане, Кыргызстане и Таджикистане. При этом наиболее перспективным выглядит взаимодействие Вашингтона и Ташкента, поскольку узбекистанская сторона имеет более развитую инфраструктуру и более квалифицированные кадры по сравнению с двумя другими государствами. К тому же Узбекистан не является членом ОДКБ.

По всей видимости, при организации программы военно-биологических исследований с партнерами из Центральной Азии американцы будут стараться и дальше делать ставку на Казахстан, но при этом развивать отношения с другими странами региона, насколько это будет возможно. Такая ситуация несет в себе довольно существенные риски для национальной безопасности РФ, учитывая протяженность российско-казахстанской границы, большой поток мигрантов из центральноазитских республик и закупку Москвой сельскохозяйственной продукции у региональных партнеров.

Путин: частичная мобилизация в России завершена.Будет ли новая волна частичной мобилизации в России?

Следовательно, Россия заинтересована в том, чтобы более решительно вести диалог со странами Центральной Азии, особенно с членами ОДКБ, по теме военно-биологической программы США. Более того, Москве следует предложить своим региональным партнерам обновленную стратегию в сфере биологических исследований. В противном случае РФ может получить недалеко от своих границ сеть лабораторий, финансируемых США и осуществляющих секретную исследовательскую деятельность.