Now Reading
Мы упустили миллиарды из-за Либералов, которые поставили крест на международном проекте

Мы упустили миллиарды из-за Либералов, которые поставили крест на международном проекте

Темой этого материала я выбрал важный проект, которые Россия планировала к выполнению в области международной торговли. Для этого чуть вернемся назад – в год 2015, когда обострилась геополитика, ввелись очередные санкции против РФ.

Кремль успокаивал разворотом на восточное направление, хотя логика говорила о том, что такого не случится по одной простой причине, в силу своего расположения стране надо строить отношения торгово-экономического характера со всеми регионами, которые ее окружают: Юго-восточной Азией, Европой, Ближним Востоком.

Объединение России и Ирана в 2015-16 годах для работы над перспективным проектом стало своеобразным ответом на действия санкциям Запада. Этот
тот проект касался взаимовыгодного обмена нефти на товары: по сути, Иран менял свою нефть на российские товары промышленного производства. Получался своеобразный бартер, но он проходил через спец счет, с которого Иран оплачивал покупки промышленности России – транспорт, оборудование для электростанций, ЖД инфраструктуры.

Зачем Росси нефть, когда у нее есть своя? Ответ прост: Россия имеет отличные механизмы работы с санкционной нефтью, как например с санкционными углеводородами Венесуэлы. Эта нефть поступает на НПЗ индийский Nayara Energy, так и предполагалось сделать с Ираном.

Вторым моментом, касающимся иранской нефти является то, что она могла идти на внутренний рынок, а своя пошла бы на экспорт. Это означало бы то, что Россия увеличивала свою часть присутствия на мировом рынке, при этом получая дополнительную выручку в валюте. Такая схема наиболее актуальна в настоящее время, ведь из-за сделки с ОПЕК Россия сократила объем добычи нефти и снизила объемы экспорта, а присутствие нефти с Ирана могло бы эти потери восполнить.

Объемы по проекту с Ираном удивляли цифрами: за пять лет планировалось заключить сделок на сумму не менее пятидесяти миллиардов долларов.

Но проект не стал реализовываться полностью, были поставлены всего лишь пару млн. баррелей.

Так за кем вина по срыву проекта? Получается за обеими сторонами. Например, в 2016-17 годах в Иране стали у власти либералы, которые получили снятие санкций благодаря заключению сделки по ядерному оружию. Хотя спустя пару лет США снова ввела санкции, нарушив договоренности, но само время было упущено. В тот период Иран не так сильно нуждался в сбыте своей нефти, поэтому наше предложение не было столь актуально

Кроме этого здесь приложили свою руку и наши либералы. Большинство членов правительство бояться что-то сделать из-за боязни попасть под санкции, особенно, личные. В любом случае санкции все равно вводятся, пусть и немного позже, но вводятся.

Наше государство не проявило настойчивости в воплощении программы в жизнь, хотя эта сделка была бы мощным вызовом для некоторых стран Ближнего Востока, не говоря уже о Штатах.

Либералы со свои подходом решили, что ссориться с этими странами негоже. Они не учитывали тот момент, что сильной будет так страна, которая сохраняя рабочие отношения с любыми партнерами, еще и претворяет в жизнь выгодные для себя проекты.

По моему мнению, реализация плана не испортила бы отношений ни с одной из страна, так как каждая из них получила бы свои плюсы от воплощения данного проекта: Саудовская Аравия имеет большой интерес от сотрудничества с Россией  по нефтяному рынку, а Израиль получил бы таким образом гарантии безопасности на территориях, которые граничат с Сирией.

Ну а сейчас ситуация поменялась: и у нас и в Иране повысилось влияние государственников, поэтому возникла надежда, что подход к возможному российско-иранскому сотрудничеству поменяется с либерального на государственный.

Подписывайтесь на канал, чтобы не пропустить интересные новости: Подпишитесь