Now Reading
ТРЕТЬЯКОВ И ЗОЛОТЫЕ ПАМЯТНИКИ ПУТИНУ

ТРЕТЬЯКОВ И ЗОЛОТЫЕ ПАМЯТНИКИ ПУТИНУ

Нормальные люди по субботам винцом балуются, культурно отдыхают, я же – раб лампы по имени «журналистика», как увижу у Куликова интересного собеседника, так включаюсь. Человек с отчеством Товиевич близок мне уже потому,что я по отцу Евстафьевна. Поэтому встречаю Виталия Третьякова на экране как родного.

Если хоть одно белое пальто услышало про три золотых памятника Путину, то грязи будет столько, что сами забрызгаются. Внесу ясность.

******

Он все реже вступает в дискуссии с друзьями-историками, ибо окончательно убедился: истории как науки не существует. Она превратилась в политическую беллетристику. Археология, историография, источниковедение – вот это науки!

Его возмущает фраза «договоры должны выполняться» в то время, как вся история человечества есть тотальное их невыполнение. Будь иначе – разве жили бы мы сейчас в столь несовершенном мире?

Но еще хуже самомнение европейцев, их убежденность: только они – цивилизованные люди. Остальные так – недоделанные. Эгоцентризм и презрение к остальным ( «и не надо себя из древней Греции, Рима выводить – это они слишком много на себя берут») застит им глаза.

Третьяков много лет говорит о разрушении Европы – как системы ценностей и уклада жизни, а не как образования по имени ЕС (на мой взгляд, разрушив СССР, они тупо скомуниздили нашу схему – и теперь у нас границы, конфликты, рубли и тугрики, а у них всё наоборот). Союзы живут меньше,чем страны. В ЕС в последние годы происходит то, что в авиации раньше называлось хорошим русским словом «болтанка», а сейчас называется красивым западным словом «турбулентность». И новизна случается, когда мы измеряем глубину очередной воздушной ямы или смотрим, какой из пассажиров взмыл из кресла под самый потолок.

Но на тряску они не обращают внимания, чтобы не выходить из зоны комфорта – считают, что та вот-вот закончится, принесут коньяк и все будет хорошо.

О СОЮЗНИКАХ РОССИИ

Он не согласен с расхожим мнением «Чем больше у тебя союзников – тем лучше».

– Для великой державы – а Россия была, есть и останется ею, пока существует – союзники это гигантское обременение. (Речь не о ситуативных военных союзах.) Мы видели в советское время – союзниками СССР были все страны Варшавского договора, Совета экономической взаимопомощи и десятки других в Азии, Африке, Латинской Америке, которые Советский Союз кормил – бесплатным оружием, деньгами и многим другим. К сожалению или к счастью – нет у России такой привычки – не высасывая ничего взамен, чем всегда успешно занимался Запад. Нас так и воспринимают страны, бывшие в составе Российской империи и СССР: «Мы станем или назовемся союзниками Москвы и из этого следует то, что Москва нас будет кормить, а когда случится военный конфликт – защищать». Вот если сейчас в Карабахском или другом конфликте, мы вмешаемся, кто нас поддержит – Казахстан, что ли, пошлет свою бригаду? Даже велосипедистов…

В такие моменты я густо краснею, вспоминая знакомых в Алма-Ате и «Ликвидацию».

ТРЕТЬЯКОВ И ЗОЛОТЫЕ ПАМЯТНИКИ ПУТИНУ

Но я не могу сказать человеку старше и мудрее себя:

– Не делай мне невинность на лице.

******

– Что – Белоруссия? Тоже под большим вопросом, – продолжал Виталий Товиевич в том же духе. – Поэтому этого упрека я не принимаю. Почему США, начиная войну, создают коалицию – записывают формально, чем больше, тем лучше? Чтоб повязать обязательствами и кровью.

Отвечая на следующий вопрос (почему в ОДКБ Россия всем должна, а нам в ответ никто ничего), он вернулся к волнующей теме:

– В последнее время вновь заговорили – и справедливо – что Советский Союз все еще не распался. Что этот процесс продолжается. Это, в частности, и проявляется в том, что бывшие республики просят чего-то от Москвы, от России, которая их якобы угнетала… Ну всё! Всё прошло. Вы уже независимые государства. Какого черта вы к нам пристаете? Мы и так вас подкармливаем все эти годы.

Здесь мне снова захотелось повторить картинку, чтобы комментаторы не съели с потрохами меня вместо спикера передачи.

ТРЕТЬЯКОВ И ЗОЛОТЫЕ ПАМЯТНИКИ ПУТИНУ

– Между тем вытеснение русской культуры, русского языка, русского образования, антирусская и антироссийская трактовка истории…

У Виталия Товиевича уже пальцев на руках не хватало, которые он при этом загибал.

– Истории совместного проживания в рамках Советского Союза и Российской империи. Это далеко не только Украина. В Белоруссии сейчас проявилось. А Казахстан что- нет? Даже Киргизия одно время, Грузия, да та же Армения. Гигантская проблема, запутанный узел… Я согласен, нужно пересмотреть эти союзы, а модель интеграции свести к выбору: либо вы с Россией на условиях России, ибо это великая держава и она обеспечивает вашу безопасность, что вам, собственно, и нужно, чтоб вас не захватили Турция, Китай, не знаю, кого вы еще там боитесь – с сохранением всех российских ценностей, русского языка и целым списком вполне ясных условий без всякой подковерной борьбы и подоплеки, либо – нет. Тогда, как говорится, умерла так умерла.

Оптимистично.

******

Василий Вакаров, демонстрирующий на нашем ТВ то чудеса вменяемости, то цирк на льду с конями, решил подцепить Товиевича на крючок. Факир был трезв, но номер не удался. Пальба, Донбасс, то де сё… И обреченность Минских соглашений. Мол, если договоры не соблюдают тысячи лет – чего с них-то спрашивать.

Третьяков пообещал Василю, что ответ ему не понравится. И слово сдержал.

Думаю, он не понравится многим. Виталий Товиевич вспомнил дискуссии в Грузии и на Украине – «когда мы туда еще ездили». Следом за вопросом о нерушимости границ от оппонентов всегда следовала апелляция к Хельсинкским соглашениям 1975 года. Тогда он их спрашивал:

– А где ваша подпись под заключительным актом этих соглашений? Я чё-то там не видел – ни подписи Грузии, ни Украины незалежной… А подпись Советского Союза была. «Так он распался, границы изменились». Я говорю: «Да. А почему вы думаете, что существовавшая тысячу лет Россия (великая держава даже в ослабленном состоянии) распалась, то вас Бог миловал? Вот он Грузии взял и сказал: «Как в советских границах тебя создал Сталин – так я, господь Бог ваш грузинский, благословляю и гарантирую еще на тыщу веков вперед…» Украина с 1991 года распадается, процесс пошел, и будет распадаться при таком руководстве. Зеленский, Порошенко, Кучма одну и ту же политику проводили. Самый честный из них, кстати, был Ющенко, который хотя бы не прикидывался, что он любит русских. Вы распадётесь по линии известной – Новороссия, Малороссия. Новороссия тянется, как вы знаете, аж туда – до Бендер, до Приднестровья. Донбасс автоматически сюда входит. Остальная часть тоже будет распадаться. На данный исторический момент я не вижу никакой другой прочной тенденции. При пассивной позиции России. Ну, естественно, идет поддержка ЛНР и ДНР – не на вас же надеяться, у вас бы они с голоду померли. Известны ваши инстинкты человеколюбивые.

Василь старательно держал лицо. И думал о встрече в Киеве. Но расслабляться было рано.

ТРЕТЬЯКОВ И ЗОЛОТЫЕ ПАМЯТНИКИ ПУТИНУ

– Ваше политическое руководство, рассуждающее о построении новой украинской нации, и наблюдающее как олигархи высасывают последние соки из когда-то богатой республики, ведет вас к окончательному распаду. Лично я этому рад, потому что хотя бы русские люди, которые там живут, перестанут делать вид, что они якобы украинцы и им очень нравится Бандера. Не в их комнате, а в школе. Перестанете молодежь воспитывать в антирусском зверином настроении. Я этому рад. Вы распадетесь, – повторил он, убедившись, что Василий его хорошо слышит.

На того было больно смотреть.

ТРЕТЬЯКОВ И ЗОЛОТЫЕ ПАМЯТНИКИ ПУТИНУ

Куликов был в ударе. Его стилисты тоже. Даже платочек в кармане сиял на нужной высоте. Будучи не очень похож Гоцмана, он выравнивал ситуацию в соответствии со своим импозантным образом.

ТРЕТЬЯКОВ И ЗОЛОТЫЕ ПАМЯТНИКИ ПУТИНУ

У него получалось.

Третьяков продолжал жечь, подзуживая Василя рассказом о том, как украинская государственность поддерживается мягкой оккупацией запада. Сейчас, мол, уже никто никого не стесняется. Время такое, когда люди даже на улицу голыми выбегают. Раньше, если выходили, то кое-что прикрывали…

ТРЕТЬЯКОВ И ЗОЛОТЫЕ ПАМЯТНИКИ ПУТИНУ

Это был случай, когда можно и на себе показать – что именно.

– А сейчас не стесняются. Так все и происходит (имелось в виду в украинской политике). Если бы у нас была другая позиция, и Владимир Владимирович Путин однажды вышел в прямой эфир российского телевидения и сказал: «Русские Украины, вперед!» – всё, даже не нужно расшифровывать. Через три дня не было бы никакой украинской республики или как вы там сейчас называетесь.

ТРЕТЬЯКОВ И ЗОЛОТЫЕ ПАМЯТНИКИ ПУТИНУ

Лицо Василия все больше напоминало человека, по ошибке забежавшего на поминки вместо свадьбы.

– Россия крайне деликатно себя ведет. На мой взгляд, излишне деликатно, – добил его главный герой передачи.

******

Нашелся отчаянный журналист, который с оговорками объяснил Третьякову, что ему как бы показалось – Виталий Товиевич смотрит на Европу и ее проблемы надменно, свысока. В то время, как у нас дофига своих трудностей, а будет еще больше, поскольку глава одного из субъектов даже открыто заявил, что для него Коран важнее Конституции.

– Это в России глава субъекта вступает в заочную дискуссию с президентом Франции и пытается научить его жизни! Это в России – массовая миграция из среднеазиатских республик и так далее, так далее… Так вот этот, как мне показалось, надменный тон… Нет? (И умолк на всякий пожарный).

ТРЕТЬЯКОВ И ЗОЛОТЫЕ ПАМЯТНИКИ ПУТИНУ

Ну, думаю, держись, студент.

– А вы как – европеец? – решил для начала уточнить Третьяков. – Вы –парижский?

Я-то уже посмотрела, что он – калужский. Но у нас место рождения ничего не решает в плане взглядов на жизнь.

– Лондонский? Берлинский? – продолжал усугублять Виталий Товиевич.

– Я гражданин Российской Федерации, – развел руками собеседник. Ухоженная черная борода должна была помочь идентицифировать его как русского человека.

ТРЕТЬЯКОВ И ЗОЛОТЫЕ ПАМЯТНИКИ ПУТИНУ

– Вам лет гораздо меньше, чем мне. Но двадцать лет сознательной жизни, когда вы читали, слушали, телевизор смотрели – а сейчас все телевизоры мира можно смотреть – вас не смущает, что люди, которые не могут обрисовать на карте контуры России, сказать, сколько в России городов, народов живет, рассуждают о наших внутренних делах?

Юсин прям предвкусил удовольствие.

ТРЕТЬЯКОВ И ЗОЛОТЫЕ ПАМЯТНИКИ ПУТИНУ

– Когда в этих европах меня надменным тоном – вымещая на мне гнев и недовольство Кремлем и Путиным – с высокомерием начинают религиозной политике учить (ну, сейчас это совсем смешно слушать), я говорю: «Вот в вашей процветающей – сейчас она, правда, уже не процветает – Европе 27 субъектов федерации. Есть у вас среди них хотя бы два, где население – буддисты?» А они их только ходящими по улицам видели… Для них это абстрактная проблема. Говорю им: «А в России есть Калмыкия и Бурятия».

Улыбка Юсина сработала и добавила Туву.

– И это буддистские субъекты Российской Федерации. Я уж не говорю о мусульманских. Чему вы нас учите? Вы вообще не понимаете, как устроить взаимоотношения между православными, иудеями, мусульманами и буддистами. О наших проблемах, если Дмитрий меня позовет, можем отдельно поговорить (хотелось бы, конечно).

ТРЕТЬЯКОВ И ЗОЛОТЫЕ ПАМЯТНИКИ ПУТИНУ

Как думаете – позовет?

– Но я столько раз слышал от них вот это пренебрежительное отношение… Некоторые говорят буквально хамски. То есть выражения у них – лингвистические, а весь настрой – с тобой, как с дикарем говорят. Извините, я Европу люблю. Париж люблю. Вторая моя любимая страна после России это Италия, я бы там жил. А теперь я знаю итальянцев, моих друзей, которые хотят перебраться в Россию. Мне жаль Францию – в частности, потому что я понимаю, что там будет. (Вспомнил про Коран). Религия старше, чем любая Конституция. Конституция это бумага, которую написали в данный исторический момент. Сколько во Франции конституций?

Журналист потупил взор.

– Конечно, Коран для мусульманина важнее Конституции. Священная книга важнее того, что происходит сейчас.

Куликов, конечно, объяснил, что из этого не следует несоблюдение законов. И просветил журналиста на тот счет, что мы пятьсот лет строили такую государственность, которая станет домом для многих религий и национальностей. В Европе строили совсем другое – государство как инструмент своего господства над другими народами. В этом разница.

*****

Наконец, дошла очередь до Юсина, который развернул разговор в другую сторону. Об этом-то я и собиралась рассказать! Но, извините, как всегда увлеклась. Надеюсь, мой вдумчивый читатель дойдет до этого места. Максим предложил Третьякову озвучить – что бы тот сделал в феврале 2014 года в отношении Украины, чтобы всё пошло по иному сценарию. Виталий Товиевич повторил – говорить можно, что угодно, особенно когда не ты принимаешь решения и отвечаешь за последствия. А поставьте себя на другое место.

– Вот я сижу в Кремле вместо Путина… Это сразу отрезвляет.

Но на своем месте он считает:

– Я считаю, что Новороссию можно было брать. Я считаю, что 2 мая в Одессе давало России повод провести военную гуманитарную акцию с соответствующими последствиями. Это не значит, что я бы это сделал, если бы реально принимал решения. Главная проблема – а какая часть Украины нам нужна? Зачем нам эти бандеровцы? А они уже расползлись по всей территории… Но что точно я знаю – на тот и на данный момент я знаю только одного человека в России, публичного политика Путина, который дал команду на проведение операции по возвращению Крыма в родную гавань. Все остальные, а в большинстве я знаю их лично, не способны были на такое решение. Поэтому Путину за это – золотой памятник в центре Москвы. И два золотых памятника – на южном берегу Крыма и, естественно, в Симферополе. Три золотых памятника за это.

Ну, вот теперь у вас есть полная картинка для будущих схваток с белыми пальто.

Подписывайтесь на канал, чтобы не пропустить интересные новости: Подпишитесь