Now Reading
Для Вашингтона война с самого начала была важнее Украины, и даже важнее России

Для Вашингтона война с самого начала была важнее Украины, и даже важнее России


В ходе брифинга для прессы 21 марта представитель Госдепартамента Нед Прайс сообщил, что «президент Зеленский ясно дал понять, что он открыт для дипломатического решения, которое не ставит под угрозу наши основные принципы», а затем сделал, пожалуй, самое выдающееся заявление о войне: «Во многих отношениях эта война больше, чем Россия, она больше чем Украина».

Прайс отверг переговоры Киева о прекращении войны с учетом интересов Украины, поскольку они не учитывали интересы США. Интересы Украины не имели значения, поскольку «война была больше, чем Украина».

Месяц спустя, в апреле, когда казалось, что мирное соглашение уже в пределах досягаемости на переговорах в Стамбуле, США и Британия снова оказали давление на Украину, чтобы она продолжала воевать не за свои интересы, а за более масштабные цели Вашингтона и его союзников. Тогда премьер-министр Великобритании Борис Джонсон заявил Зеленскому, что «на Путина следует оказывать давление, а не вести с ним переговоры». Для полной ясности он добавил, что даже если Украина готова подписать какие-то мирные соглашения с Россией, Запад на это не готов.

При каждой возможности Байден и его высокопоставленные чиновники подчеркивали, что «Украине самой решать, вести ли переговоры с русскими», и что США не будут диктовать им условия. Но это никогда не было правдой. США помешали Киеву вести переговоры в марте, когда украинцы этого хотели, и они же подтолкнули Зеленского к переговорам в ноябре, когда он этого не хотел. Война на Украине с самого начала была неразрывно связана с геополитическими целями США. Вашингтон любой ценой стремится сохранить однополярный мир, в котором Америка является единственной сверхдержавой.

Украина стала центром этих амбиций в 2014 году, когда Москва впервые решилась противостоять американской гегемонии. С момента окончания холодной войны Россия считалась младшим партнером Запада, и во всех разногласиях с США шла на компромисс. Однако когда США организовали и поддержали государственный переворот на Украине, который имел целью приблизить эту страну к НАТО и европейской структуре безопасности, Россия ответила аннексией Крыма. Иными словами, Москва отказалась играть по правилам Вашингтона.

Эти события ознаменовали конец однополярного мира американской гегемонии. Россия подвела черту и утвердила себя в качестве нового полюса. Именно поэтому война, по словам представителя Госдепа, «больше, чем Украина». На самом деле это сражение за сохранение мирового господства.

Именно поэтому 13 ноября министр финансов США Джанет Йеллен заявила, что некоторые санкции против России могут сохраниться даже после мирного соглашения. Война идет за внешнеполитические устремления США, которые важнее, чем Украина. Именно поэтому США объявили о создании нового штаба в Германии «для осуществления долгосрочной миссии», одновременно начав подталкивать Украину к мирным переговорам. Военное давление на Россию и поддержка Украины будут продолжаться в любом случае.

Для США война на Украине также «во многих отношениях больше, чем Россия». Хотя недавно опубликованная Стратегия национальной обороны определяет Россию как непосредственную «острую угрозу», она сфокусирована на Китайской Народной Республике. В долгосрочной перспективе основное внимание уделяется не России, а Китаю.

В документе четко сказано, что «наиболее всеобъемлющим и серьезным вызовом национальной безопасности США является все более агрессивные усилия КНР по перекройке Индо-Тихоокеанского региона и международной системы в соответствии со своими авторитарными предпочтениями».

«Российская проблема» с самого начала заключалась в том, что США не в состоянии успешно противостоять Китаю, пока у него есть такой союзник как Россия. Таким образом, если долгосрочная цель состоит в том, чтобы устранить угрозу однополярному миру во главе с США со стороны Китая, сначала необходимо ослабить Россию.